Леонида Казинца заподозрили в нарушении деловой репутации

Из-за скандала с несостоявшимся строительством жилого квартала в Нагатино Леонида Казинца заподозрили в нарушении деловой репутации.

Из картотеки арбитражных дел Арбитражного суда города Москвы следует, что в феврале-марте этого года бывшие партнеры по строительному бизнесу – ООО «Хант-Холдинг» и АО «Баркли» обменялись взаимными исковыми претензиями – о взыскании денежных средств и, что необычно, о защите деловой репутации. Детали спора между партнерами пока неизвестны, но, судя по всему, дело касается застройки территории москоского фармацевтического завода «Ферейн» в столичном районе Нагатино.

21 февраля 2017 года на встрече с Сергеем Собяниным Владимир Путин поручил мэру столицы продолжить расселение пятиэтажных домов и, тем самым, дал старт масштабной реновации Москвы. Правда, в Нагатино, где было решено ввести в строй новый жилой квартал с детским садом, школой, физкультурным комплексом и деловым кластером, планы президента и мэра неожиданно забуксовали. Завод принадлежал компании «Брынцалов-А» известного бизнесмена Владимира Брынцалова, который контролирует «Хант Холдинг». И поначалу с предложением выкупить у ООО «Хант Холдинг» 14 га на улице Нагатинской дом 1 выступала известная ГК «ПИК», предложившая оферту по выкупу в размере 8,2 млрд. рублей. Если бы Холдинг сразу согласился с таким предложением, как знать, может жители района уже переселились бы в новенькие светлые квартиры, но…

Посулы АО «Баркли», известного тем, что при Лужкове оно застроило элитным жильем Остоженку, оказались щедрее — 9,5 млрд. Осенью 2017 года стало известно, что арендные права на территорию достались именно «Баркли». Новый проект обещал стать крупнейшим в истории фирмы, но вышла так, что сделка не закрыта до сих пор. Столичная реновация, о которой так долго говорили Путин и Собянин, оказалась под угрозой.

Денег нет Судя по документам, которые удалось получить нашей редакции, на самом деле инвестиционный контракт между АО «Баркли» и ООО «Хант Холдинг» был заключен не осенью, а в марте 2017-го (то есть, за полгода до его обнародования). Как было сказано в документе, исходя из того, что «общая площадь инвестиционного объекта — не менее 440.000 кв. метров», «Баркли» обязалось выплатить холдингу обещанные 9,5 млрд. рублей в рассрочку. Но, обещанного, вопреки поговорке, ждать пришлось даже не три года. Тут, наверное, все зависит от того, кто именно обещает. Иным обещаниям лучше не верить вообще. Уже после первого же платежа в 200 млн. (который, кстати, перечисляли частями, да и то после напоминаний) стало ясно что с финансами у «Баркли» все, мягко говоря, непросто. Когда уже прошло время следующего транша, компания потребовала снизить сумму контракта с 9,5 до 8 млрд. рублей (что даже меньше, чем в свое время предлагала ГК «ПИК»). Да и то расматривалась схема параллельной передачи имущества в собственность девелопера. Очевидно, «Баркли» хотел получить от «Хант-Холдинга» объекты, отдать их в залог в банке и только тогда рассчитаться.

Выходит, уже тогда АО «Баркли» выглядело инвестором без денег, но с хитрой схемой как без вложений овладеть активом, чтобы потом, видимо, перепродать или заложить. Чтобы строить самостоятельно нужны ведь еще большие деньги, а инвестор и без того буксовал в другом своем проекте, «Медовая долина», и ни лишних рабочих рук, ни средств особенно не имел. Свои претензии к холдингу в «Баркли» (его интересы стало представлять аффилированное с ним ЗАО «Евродевелопмент», но, чтобы не путать читателей, продолжим называть девелопера «Баркли») обосновали тем, что, согласно решению градостроительно-земельной комиссии, общая площадь будущего объекта якобы была уменьшена с 440.000 до 365.568 кв. метров. Соответственно, и сумма контракта должна быть уменьшена на те же 16,9%. Вот только на самом деле в решении ГЗК речь шла о наземной площади застройки, которая (как и общая) почти не изменилась. «Баркли» явно пытался взять руководство «Хант-Холдинга» на дурачка. Понятно, что подобные ультиматумы с требованием уменьшить платеж сложно воспринять иначе, как попытку подешевле заполучить дорогостоящий актив, избежав взятых на себя обязательств. «Хант Холдинг» такой финт не устроил. Партнеры быстро обменялись публичными претензиями, в том числе на совещаниях у серьезных московских чиновников, и уже были готовы разрешать спор в суде.

Добавить комментарий